«Двойники» Раскольникова в романе Ф. Достоевского «Преступление и наказание»

Во всех произведениях Ф.М.Достоевского исследуется нравственная суть человека. Писатель всегда освещал самые трагические стороны жизни, побуждая читателя к осмыслению глобальных проблем, таких как добро и зло, жестокость и милосердие, сострадание и черствость. Человеческую трагедию, нравственную и физическую гибель людей видим мы и на страницах романа «Преступление и наказание».

В попытке осмысления граней добра и зла Достоевский создает систему образов, включающую в себя как близких по духу людей, так и тех, чьи взгляды полностью противоречат друг другу. Главный герой романа — Родион Раскольников является одним из самых ярких образов произведения, который рас крыт с удивительной глубиной и психологизмом. Добрый по натуре, молодой человек очень любит свою мать и сестру, жалеет Мармеладовых, оказывает им посильную помощь. И в то же время именно у него зарождается противоестественная, античеловеческая теория о разделении людей на две группы, на тех, кто «тварь дрожащая», обреченная на покорность и страдания, и тех, кто «право имеет» — право убивать ради высших целей, ради нелепых принципов.

Какой же итог ждет Раскольникова, причисляющего себя к тем, кто «право имеет», взявшего на себя ответственность убивать никчемных и ненужных людей ради сомнительного блага «униженных и оскорбленных»? Мучительное раскаяние, нравственные страдания, одиночество заставляют его задуматься о верности своего предположения, о жизнеспособности и правомерности ужасной теории. Через многое пришлось пройти герою, чтобы обрести понимание основных жизненных ценностей, очистить душу, покаяться.

На своем «крестном» пути Раскольников встречает людей, оказывающих разное воздействие на него. Среди них есть и те, кто претворяет его теорию в жизнь, не мучаясь при этом угрызениями совести. Один из таких персонажей — Свидригайлов — чело век, давно идущий по тому пути, на котором Раскольников сделал первый шаг. Не мучаясь сомнениями, он превращает свою жизнь в беспрерывное сладострастие, принося в жертву тех, кто не может дать ему достойный отпор. «…Единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша»,— говорит он. На нем много грехов — изнасилование глухонемой сироты, убийство слуги, карточное шулерство, смерть жены. Совершенно спокойно он относится к преступлению Раскольникова, полагая, что он с ним, Свидригайловым, «одного поля ягоды», презирая Родиона за нравственные мучения: «…понимаю, какие у вас вопросы в ходу: нравственные, что ли? вопросы гражданина и человека? А вы их побоку; зачем они вам теперь то? …Затем, что все еще гражданин и человек? А коли так, так и соваться не надо было; нечего не за свое дело браться». Уверившись в полной безнаказанности, он не подчиняется никаким запретам, подтверждая тем самым царящую в обществе несправедливость.

Кажется, что в душе Свидригайлова не осталось ничего святого. Но в то же время он не причисляет себя к злодеям и еще способен совершать добрые по ступки. Проснувшаяся в нем любовь пробуждает его совесть, и он помогает Соне, детям Катерины Ивановны. Но ставшая бессмысленной жизнь подводит его к самоубийству.

Да, между ним и Раскольниковым действительно «есть какая-то точка общая», но различие их в том, что Раскольников, совершив преступление, «черту» не переступил, «на этой стороне остался», а Свидригайлов переступил и никакими угрызениями совести не мучается.

Близки идеи Раскольникова и Петру Петровичу Лужину, который живет по принципу «возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете наличном интересе основано». Без лишних сомнений он распоряжается судьбами других людей ради собственной выгоды. Конечно, мысль об убийстве не придет ему в голову, но, по меткому выражению Раскольникова, «…доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать…». Чтобы погубить человека или самоутвердиться на чужом не счастье, Лужин не пренебрегает никакими средства ми, поэтому он не менее жесток и безнравственен, чем обычный убийца.

Раскрыв в романе образы «двойников» Раскольникова, Достоевский в то же время противопоставил им главного героя, в душе которого добро одержало верх. Пусть не сразу, пройдя долгий путь страданий, но он находит выход из тупика, в который завели его ложные идеи о допустимости превосходства «сильного» над слабым.