Кто был автором сценариев для новогодних ёлок в Кремле?

Кто был автором сценариев для новогодних ёлок в Кремле?

  • Как это кто! Дед Мороз! :)
  • Во времена правления Никиты Хрущева Главная елка страны, наконец, переехала в Кремль, а именно в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца. В период «оттепели» новогодние представления в столице постепенно стали менее официозными. До той поры сценарии для праздников в Доме Союзов неизменно писали лауреаты Сталинских премий Лев Кассиль и Сергей Михалков, которые без устали славили вождя. После смерти Сталина славословий стало меньше, хотя сюжеты для новогодних сценариев по-прежнему избирались патриотические. А потом главной «героиней» праздника стала Кукуруза. В год, когда Хрущева сместили, а Брежнев еще не «устаканился» у власти, новогоднее представление у Главной елки страны впервые оказалось не традиционным «пионерско-кукурузным» , а сказочным. Сценарий праздника был заказан молодым авторам Москонцерта, в числе которых были Эдуард Успенский и Аркадий Хайт. Вместо пионера они выбрали главным героем обычного ребенка, которому скучно без приключений, а тимуровцев и агрономов заменили Змеем Горынычем, пиратами и роботами. В основу сценария легли разные сказки, по которым путешествовал мальчик. Когда авторы пришли сдавать работу, их чуть не выгнали из зала, где заседала «приемная комиссия» , за «несерьезное поведение» . В последнюю ночь им пришлось переписывать фонограмму, удаляя из текста самые смелые куски, но право оставить в сценарии максимум приключений и минимум идеологии они все-таки отстояли. Правда, это было одно из последних веселых новогодних представлений. В дальнейшим все сценарии вновь писались по патриотическим коммунистическим трафаретам, и любые попытки их разнообразить жестко пресекались, поэтому в застойные времена на Кремлевскую елку дети уже не рвались – там было откровенно скучно. У всех очевидцев, посетивших Главную елку страны в 70-х – начале 80-х, остались одни и те же впечатления. Шуметь и бегать во дворце не разрешалось, детей встречали дамы в одинаковых серых костюмах, строили парами и вели в зал, где их ждал Дед Мороз, хоровод и песенка про елку. По окончании «представления» на школьников опять напяливали их практически одинаковые советские пальтишки и шапочки, выводили на улицу. И там они шагали по кругу, как заключенные, до тех пор, пока родители не выдергивали своих детей из шеренги, распознав их по каким-либо отличительным приметам.