Люди напишите сочинени Мой Пушкин Эссе

Люди напишите сочинени Мой Пушкин Эссе

  • Сочинение-эссе на тему: «Мой Пушкин». Трудно написать о Пушкине что-то свое, оригинальное, отличающееся от многочисленных сочинений об Александре Сергеевиче и его творчестве. Кажется, все уже написано, а о твоих мыслях кто-то скажет: «О, я это уже где-то читал. И не раз». Но я все же попытаюсь. Когда я слышу фамилию Пушкин, первой в моем сознании возникает большая, даже огромная, оранжевая книга. Объяснить это нетрудно — моя первая книжка Пушкина навсегда запомнилась строками: «У лукоморья дуб зеленый… » Книга была действительно большая, со множеством картинок и ярко-оранжевого цвета. Знал я и другие пушкинские сказки: о рыбаке и рыбке, о золотом петушке, о царе Салтане, но «лукоморье» — было любимым. Мне не раз говорили, что это лишь присказка, не сказка — я соглашался и продолжал самозабвенно любить оранжевую книгу больше остальных. Засыпая, я много раз представлял себе «лукоморье» — и скоро оно стало почти реальным. Это был остров. Не очень большой. Сойдя с пристани, можно было увидеть знаменитого кота на золотой цепи. С ним я не раз беседовал. Мы рассказывали друг другу сказки и пели песню «Пусть всегда будет солнце». Однажды в мой день рождения он подарил мне кусочек своей драгоценной цепи, за что я был ему несказанно благодарен. С русалкой я вообще не общался — она, как и все девочки, ничего не понимала в жизни и лишь плела всякую чепуху о своих нарядах. Она все время норовила меня пощекотать. С лешим мы не раз объехали Лукоморье на его стаде волков, а избушку я избегал — она была драчливая, и никакие волшебные слова не могли заставить ее прекратить лягаться и гоняться за всеми подряд. Неведомые существа оказались ведомыми: просто это были обыкновенные заколдованные звери, например: помесь зебры со страусом, крокодила с бегемотом. Расколдовать их я так и не смог — волшебником я не был, а Баба Яга помогать отказалась: мол, нога у нее разболелась. Впрочем, никто и не хотел быть расколдованным. Всем и так было хорошо. С Кощеем я так и не познакомился — он чахнул над своим золотом и выходить наружу из пещеры ни в какую не хотел. Еще я побывал на празднике в единственном городке Лукоморья. Не помню, как он называется, но помню, что было весело — ярмарка, карусель, песни, пляски.. . Любимым местом на острове стал для меня невзрачный с виду холмик. На нем стоял диван, письменный стол, большое мягкое кресло. Всегда горел камелек, а в кресле сидел мой лучший друг — сам Александр Сергеевич. Мы болтали с ним обо всем на свете, пили чай, и он читал мне свои стихи. И я уверен — больше его таким не знал никто, кроме меня. Ведь это был мой Пушкин.. . Павел Деревянко, Украина